Последний визит: 2014-10-18 14:29:40
Сейчас не в сети

Папки

Новые комментарии

Довыступаете
Написал(а): AIB
2014-08-21 | Произведения
Запись: НА СЦЕНЕ


Avtor Adsens
Индексация сайта

Загадка Галины Савиной



«…Из наслаждений жизни
Одной любви музыка уступает,
Но и любовь мелодия…»
А. С. Пушкин.
«Каменный гость».

Автор, давний поклонник таланта Галины Савиной, не льстит себе надеждой явиться неоспоримым выразителем всеобщего мнения; напротив, его мыслями и чувствами движет лишь скром-ное желание выразить личное отношение к такому, несомненно, яркому явлению вятской культуры, то есть отношение рядового зрителя-слушателя, который, к счастью, не одинок в своих при-страстиях.
Рядовой концерт в санатории «Лесная новь». Перед его началом беседую с теми, кто пришел послушать артистов Савиных.
Панова Нина Михайловна, работает на заводе в отделе ком-плектации, г. Пермь.
— Мы были на прошлой неделе на концерте Галины Савиной. Прекрасный голос, обаятельная дама, энергичная, зажгла весь зал. Поэтому идем второй раз. Хотим послушать романсы в ее испол-нении, гитариста, думаем, что наше хорошее настроение будет еще лучше.
Золотарёв Николай Иванович, культорганизатор санатория-профилактория «Лесная новь».
— С Галиной Олимпиевной сотрудничаем давно. Прекрасная артистка, замечательный, душевный человек, все её очень любят, принимают просто на ура. Второй такой женщины не найти.
Шакирова Екатерина Александровна, директор музея, г. Пермь.
— Нам очень понравился её концерт. Прежде всего, понрави-лось поведение на сцене, держится свободно, хорошо контактирует с залом. И голос прекрасный. Мы остались очень довольны, и хорошо, что она приехала вновь с программой, составленной из русских романсов. Будем рады послушать её ещё раз.
Сусаров Михаил Николаевич, пенсионер, ветеран Великой Оте-чественной войны, г. Киров.
— Я слушал её в Нижнеивкино, и вот снова иду. Артистка заме-чательная, песни очень хорошие. Мне очень нравится её лириче-ский такой голос, подбор романсов очень хороший. Словом, одно удовольствие её слушать. Вот так!
…Под гром аплодисментов выхожу из зала и прошу выходящих вслед за мной зрителей поделиться впечатлениями. Интересно узнать, не обманулись ли пришедшие на встречу с артистами люди в своих ожиданиях.
Астраханцева Любовь Александровна, служащая, г. Котельнич.
— Мне очень понравился концерт Галины Савиной, и особенно понравился ее голос. Замечательный голос!
Зинаида, г. Киров.
— Мы ждали Галину вместе с Александром, потому что эта встреча была нам обещана, мы даже волновались, что она не со-стоится. Публика не обманулась в ожиданиях. Романс нам близок и дорог, будит лучшие струны души, навевает хорошие воспоминания, и мы благодарны за это певице.
Галина, бухгалтер, республика Коми.
— Концерт Галины Савиной — это, прежде всего, её прекрас-ный голос. Дай Бог ей здоровья, успеха во всем, а её голос навсегда останется в наших сердцах.
Уланова Татьяна Ивановна, работает на заводе, г. Пермь.
— Вы знаете, это такая удивительная женщина, и я хотела бы её поблагодарить. Я второй раз на концерте и с удовольствием слушала романсы. Дай Бог здоровья и счастья Александру, который прекрасно играет на гитаре, и, конечно, замечательной вятской певице Галине Савиной. Спасибо!
Кривошеина Галина Анатольевна, работает на Нововятском ме-ханическом заводе, пос. Радужный.
— Концерт очень понравился, до слез, слезы в глазах, очень хо-роший голос.
Нина Вячеславовна, г. Киров.
— Пять лет назад я узнала Галину Савину. Я её так полюбила! Была на юбилейном концерте в Кирове, здесь уже второй раз. Все очень здорово!
Шаки Рафима Степановна, директор школы, Пермская область.
— Удивительно! Я слушала с большим удовольствием. Неволь-но вспоминаешь родных и близких, и кажется, что тебе восемна-дцать лет, хочется любить и быть любимой. Эта женщина излучает добрую ауру, хочется слушать, слушать и слушать. Крепкого ей здоровья!

Петр Ильич Чайковский вслед за Пушкиным высказал мысль о том, что музыка дает человеку наслаждение, второе после любви. Очевидная бесспорность этой истины возводит ее в ранг всеобъ-емлющего правила, и с этим нельзя не согласиться. Но недаром говорят, что всякое правило чаще всего имеет исключения.
Бывая на концертах певицы… Хотя, наверно, не совсем пра-вильно выделять Галину Савину из давно сложившегося замеча-тельного дуэта, но о втором участнике этого творческого союза речь пойдет ниже. Так вот, бывая на концертах певицы, я неодно-кратно испытывал довольно редкое ощущенье, трудно передавае-мое привычными словами. Имею в виду не тот легкий транс, наве-ваемый хорошей музыкой, это дело обычное и, в общем-то, по-нятное. Речь о другом.
Слушая голос Галиной Савиной, я чувствовал некие душевные толчки и вспышки, очень похожие на те незабываемые «уколы счастья», которые всякий нормальный человек испытывает в юности, в ранней молодости, в пору чистой платонической влюб-ленности или первой страстной любви. То есть, на какие-то краткие мгновенья правило, сформулированное великими соотече-ственниками, переставало работать, и музыка, если и не подни-малась выше любви, то, по крайней мере, вставала с нею вровень.
Подобный эффект можно было бы объяснить, например, эк-зальтированностью натуры автора этих строк, но, во-первых, человек я спокойный, уравновешенный и даже, как говорится, «непробиваемый»; во-вторых, приходилось наблюдать, как по окончании программы слушатели полным составом зрительного зала на протяжении весьма длительного времени стоя привет-ствовали певицу и ее верного спутника, проявляя при этом неис-товое буйство. Известно, что артисты Савины работают не в самом популярном жанре, поэтому поведение уважаемой публики трудно объяснить проявлением обычного фанатизма или, точнее, «фанатства». Подозреваю, что люди, приходящие на концерты вятской певицы, испытывают примерно то же самое, что и ав-тор этих строк.
Но почему это происходит? Что является причиной подобного воздействия на слушателя? В чем загадка Галины Савиной?
Для того, чтоб ответить на эти вопросы, еще раз вглядимся в знакомые многим лица героев нашего повествования.

Солистка Кировской областной филармонии, лауреат III Все-российского конкурса исполнителей народной песни, доцент Пермского института культуры, заслуженная артистка России Га-лина Савина.
Солист Кировской областной филармонии, руководитель ор-кестра ансамбля «Дымка», дипломант Всероссийского конкурса исполнителей народной песни Александр Савин.
Эти имена помнит огромное количество людей, которые живут в нашем крае и далеко за его пределами. Гастрольные маршруты артистов Савиных пролегали от Калининграда до Чукотки, от моря Белого до моря Черного, по древним городам Золотого кольца и сценам фестивалей в Свердловске, на БАМе, в Костроме, Краснодаре и других местах, о них сняты фильмы, телевизионные передачи, опубликованы многочисленные газетные материалы. Дни культуры Кировской области в Латвии, День города в Москве, бесчисленные выступления на самых разных площадках родного Вятского края… Нет, не перечислить и теперь даже не вспомнить всего, что было в течение четверти века совместной работы на профессиональной сцене.
Загадка Галины Савиной.
В результате длительных исследований ученые выяснили, что в человеческом мозге есть особые центры, «заведующие» ощущени-ями удовольствия, наслаждения, счастья. Те или иные явления окружающей жизни воздействуют на органы чувств, сигнал об этом воздействии поступает в мозг, «включает» вышеназванные центры, и человек испытывает приятные ощущения. Это первое, что приходит в голову при попытке разгадать секрет Галины Са-виной. Но объяснение с точки зрения чистой физиологии кажется мне малоубедительным, ведь источником приятных ощущений мо-гут быть разные вещи, например, сигареты, алкоголь, наркотики, и ставить в этот ряд человека искусства — занятие столь же некорректное, как и малопочтенное.
Рассказывает Галина Савина.
— Я пела с самого раннего детства, как говорить научилась, так и петь начала. Мама даже опасалась этого, она говорила: — Ой, дев-ка, ты будешь злосчастная.— Слова эти помню до сих пор. В шко-лу ходила вприпрыжку и всегда пела. Почему так было, не знаю, может быть, от родителей. Из детства запомнилась папина гар-мошка, на которой он часто играл. Она стояла высоко на шкафу, папа не разрешал её трогать, гармонь была дивная, тальянка руч-ной работы с серебряными голосами. Через много лет мы приехали с концертом в Лузу, по окончании программы к нам подошел мужчина, представился, и выяснилось, что у него хранится та самая гармонь. Вот такой привет из детства. Вообще, в семье все пели, брат старший на гармони хорошо играет. И мама певица была замечательная, у неё был альт, она легко строила любые партии, хотя не имела музыкального образования. Когда я стала уже взрослой, мы собирались иногда за домашним столом, как у русских принято, пели песни самые хорошие и приятные, и она так здорово подстраивала нижний голос, что я просто восхищалась ею. Часто напевала мама старые песни, слышанные когда-то в своей деревне. Песни были длинные, по 30-40 куплетов, мне они казались очень архаичными. Пелось в них о жизни, о страстной любви, в некоторых, исполнявшихся с особым надрывом, дело доходило до убийства, такие вот народные баллады, похожие на жестокий романс. Еще не занимаясь фольклором, записала песни в мамином исполнении на магнитофон. Но тогда уже я понимала, что с такими песнями на сцену не выйдешь, никто не выдержит, не захочет их слушать. Простым людям больше нравится не длинная, в 3-4 куплета, песня, главное, чтоб в ней было основное зерно…
«…А когда грозный царь Иван Васильевич казнил новгородцев и своих изменников, будучи сам своею особою в Новеграде, тогда не-цыи от граждан совещавшиеся, усоветовали тайно избежать из Новеграда и вселиться в пусте месте, ище же бог наставит, и тем свободитися царского гнева. И тако, оставивше жительство свое Великий Новград, странствовали по лесам, пустыням и не-проходимым местам дотоле, донеле же достигли богом настав-ляемы реки Лалы, в пустом месте течение свое продолжающей от Устюга на Сибирь в разстоянии 80 верст, и ту поселитися. Пребывающем же им на том месте, начали размножатися и нарекошася по имени реки Лалы лалечана. А ныне уже по той реке пространное они имеют селение, которое нарицается Лальский посад, а посадские люди округ того посаду многие имеют села, волости и деревни…»
Не ведаем, тогда ли, во времена грозного царя Ивана Василье-вича, появилась на лальской земле деревня с многообещающим названием Исток, знаем только, что именно отсюда берет свое начало жизнь героини нашего повествования. И не от тех ли пер-вопроходцев, людей непокорных и деятельных, ее жизненная энер-гия, не тот ли исконный дух свободолюбия, поселившийся когда-то в этих неповторимых по красоте своей местах, рвется наружу и дает особую силу голосу обычной вятской девчонки?
Я очень благодарна Юрию Александровичу Богданову, который был учителем музыки в нашей школе. Начиная с первого класса, он уделял мне особое внимание. Почти каждый день на большой перемене приглашал в учительскую, где мы репетировали, разучивали новые песни. Конечно же, постоянно выступала в школьных концертах, участвовала во взрослой самодеятельности. По прошествии многих лет, будучи уже артисткой филармонии, встретилась со своей первой учительницей, и она спросила, помню ли я, какую самую первую песню спела на уроке. Я, конечно, давно уже забыла, а она мне напомнила, что это была частушка:
На качулюшке качалась,
Под качулюшкой вода,
Бело платье замарала,
Мне от мамушки беда.
Мне было так удивительно! Тогда, в детстве, в школе, я ни о чем другом и не мечтала, хотела только петь.
Когда Галине исполнилось четыре года, семья перебралась в по-селок Лальской бумажной фабрики. Факт малопримечательный, если не считать того, что фабрика сия была построена еще куп-цом Сумкиным в далеком 1829 году. Последний её владелец, Инно-кентий Шестаков, известен как умелый пчеловод и весьма щедрый благотворитель. В частности, он устроил «…каменную лестницу для крестных хождений от соборной ограды под гору до речки Лалы, с кирпичными по сторонам звеньями, столбиками, крытыми железом, и деревянными в звеньях решетками…» Благотвори-тельностью прославился также фабричный инженер Сергей Ми-хайлович Прянишников, а его брат Илларион Михайлович вошел в историю русского искусства как яркий и своеобразный предста-витель передвижничества. Картинами Прянишникова гордятся многие художественные музеи. Значительная их часть рождалась в Лальске, написана по лальским впечатлениям. Как видим, малая родина Галины Савиной хранит не только память о древней народной культуре, но помнит и культурные традиции сравни-тельно нового времени. Не от этих ли бескорыстных благотвори-телей духовная щедрость певицы, не эти ли впитанные с детства прекрасные природные виды, некогда вдохновлявшие прославленно-го земляка-художника, являются источником и её вдохновения?
Когда мы закончили восемь классов, стали определяться в даль-нейшей судьбе, Юрий Александрович подсказал, что мне надо ид-ти или в училище искусств, или в культпросветучилище. Училище искусств требует хорошей полготовки, а музыкального образова-ния у меня не было, не имела возможности его получить, потому что не было у нас музыкальной школы. Поэтому поступила я на дирижерско-хоровое отделение культпросветучилища. Мама не очень обрадовалась, наверно, жалко было отпускать дочку в город. Да и мне первое время было трудно, нагрузка колоссальная, без музыкального образования нужно было осваивать и инструмент, и теорию, это сложно. Но педагоги были хорошие, особенно благо-дарна я Валентине Николаевне Смирницкой, всегда её помню и до сих пор безумно люблю. Она постоянно со мной занималась, при-чем, не только по учебному плану, а в любую свободную минуту. С пеньем проблемы не возникали, но не было у меня тогда, да и сейчас нет ощущенья, что я все могу. До сих пор делаю открытия и давно уже поняла, что происходит это не само собой, открыть что-то новое можно только в движении, только путем самопознания.
Загадка Галины Савиной.
Может быть, все дело в используемых певицей технологиче-ских приемах? Пушкинский Сальери говорит: — «…Перстам при-дал послушную, сухую беглость и верность уху. Звуки умертвив, музыку я разъял, как труп. Поверил алгеброй гармонию…» И чуть раньше: — «Ремесло поставил я подножием искусству».
Образ, как и все пушкинские образы, точный и очень емкий: ис-кусство представлено здесь в виде некоего скульптурного проек-та, постаментом которого является технология, то есть сумма знаний, умений и навыков, позволяющих создать н е ч т о. По-строить постамент может всякий человек, имеющий определен-ные способности, целеустремленность, упорство и трудолюбие. А вот сотворить то, что стоит на постаменте, то есть, произве-дение настоящего искусства, можно только при участии души. Что важнее: могучее подножие, не освященное божественным присутствием, или огромная белокрылая душа, примостившаяся на двух расколотых кирпичах? Конечно же, оптимальный вариант — это гармоничная, как у Пушкина, соразмерность технологии и души, то есть и смысл, и чувство, и безупречное владение словом.
Галина Савина, разумеется, использует необходимые приемы, она профессиональная певица, овладевшая знаниями, умениями, навыками в области вокала и владеющая ими настолько, что тех-нологический «постамент» совершенно не заметен слушателю, а это как раз и является признаком гармоничной соразмерности ре-месла и высокого искусства. И можно было бы предположить, что воздействие, секрет которого мы пытаемся разгадать, про-изводит именно профессиональная искушенность опытной испол-нительницы. В этом, разумеется, есть доля правды, но правда и истина — не всегда и не совсем одно и то же. Мне приходилось слышать голос певицы в звукозаписи, например, в передачах об-ластного телевидения. То же лицо, тот же голос, та же внешне ровная, но внутренне слегка напряженная или, как теперь говорят, «драйвовая» протяжка верхних звуков… Кстати, я подозреваю, что именно этот почти неощутимый, полускрытый, но реально существующий «драйв», окрашенный некими уникальными обер-тонами, свойственными только голосу Галины Савиной, вызывает те самые «уколы счастья». Но в записи, к сожалению, эффект не возникает, и люди, слушающие кассеты и диски, получают просто эстетическое наслаждение, а также удовольствие от воспоми-наний о «живых» концертов певицы. Наверно, даже самая совер-шенная электроника не может зафиксировать все нюансы непо-вторимого голоса, что-то гаснет, теряется в мембранах, прово-дах, усилительных каскадах и диффузорах.
— По окончании училища распределилась в Пинюг. До этого слышала, что там хороший Дом культуры, крепкая самодеятель-ность. Признаюсь, что когда высадилась с чемоданчиком в Пинюге, первое ощущенье было не самое приятное. Небольшая станция, длинные бараки леспромхозовского поселка, бесконечные штабеля заготовленного леса. Но Дом культуры — двухэтажный, красивый, какой-то радостный — мне очень понравился. И работа пошла. Хотя, конечно, знания, полученные на занятиях в училище, не всегда соответствовали реальной жизни, пришлось снова учиться, то есть буквально приспосабливать теорию к действительности. Было трудно, но интересно. Примерно через полгода в поселке появился Саша, он тогда служил в армии и прилетел на несколько дней в отпуск. Был он, как говорится, первый парень на деревне, играл на всех музыкальных инструментах и вообще… Как раз во время его отпуска в Доме культуры прошла новогодняя программа, Саша там выступал, аккомпанировал Лиде Барган, хорошая такая солистка, очень музыкальная девочка. Мне выступление понрави-лось, потом оказалось, что он еще и духовик, здорово играет на трубе, активный участник духового оркестра. Мы познакомились, письма он писал из армии, потом встретились, общие интересы, концерты, поездки, это людей сближает. С тех пор мы вместе.
В одном из древнеиндийских эпосов дается определение любви. Считаю, что объяснять природу этого великого чувства — заня-тие малопродуктивное, но мысль, выработанная индийскими муд-рецами, довольно интересна, поэтому привожу её в примерном пересказе. «Есть три влечения в человеке: влечение к телу, влечение к уму, влечение к сердцу. Влечение к телу есть вожделение, влечение к уму — уважение, влечение к сердцу — дружба. А общая сумма трех влечений — это и есть любовь». Красиво и отчасти верно. Но если вспомнить теорию вероятности, учитывая при этом огромное количество живущих на Земле мужчин и женщин, то полное обоюдное совпадение влечений представляется явлением вполне фантастическим. Да никто особо и не утруждает себя скрупулезным поиском, особенно в юности, когда влечение к телу заслоняет все остальные, именно оно принимается за любовь, о которой поётся в красивых песнях и говорится в не менее красивых стихах. О, сколько разочарований и трагедий происходит только потому, что люди спешат в своем выборе! Но, мне кажется, пример семьи Савиных еще раз подтверждает: то, что почти невозможно в теории вероятности, вполне может быть в реальности, которая по-своему корректирует древнеиндийскую формулу. К совершенно естественному первому влечению за годы совместной жизни постепенно добавляется и уважение друг к другу, и человеческая дружба, и чем дольше существует семья, тем больше крепнет «общая сумма трех влечений», то есть любовь, хотя люди, захваченные круговертью повседневности, может быть, и не задумываются об этом.
Суслов Михаил Васильевич, пенсионер, г. Киров.
— Галину мы уже второй раз слушаем. Очень хороший голос. Саша молодец, такая у них дружная семья, сердце радуется. По-нравились романсы, которые были исполнены на концерте. Очень понравились артисты, спасибо им большое!
Сердце, действительно, радуется, но уважаемый Михаил Васи-льевич, покоренный мастерством артистов, вряд ли задумывает-ся, что не все так легко и просто. Для наглядности замечу: например, человеческий организм представляет собой настолько сложную систему, что даже здоровый человек не может про-жить без того, чтоб не кольнуло под лопаткой и не стрельнуло в правом боку. А в «организме» семейном все еще сложнее, тут до-бавляются психологические проблемы. Известно, что некоторым людям легче договориться, у них все просчитано: если выгодно — значит, друг, невыгодно — свободен. Хорошие же люди, особенно люди творческие, обладают более тонкой и хрупкой организацией души, им гораздо труднее поступиться своими принципами, под-час даже малейшее отступление от этих принципов не представ-ляется возможным, поэтому иногда так нелегко бывает найти общий язык. «Притирка» характеров, процесс и без того нелегкий, в семье людей искусства приобретает дополнительные трудно-сти. Кстати, Александр родился под знаком Водолея, а это знак воздуха, находится под покровительством Сатурна и Урана. Са-турн, как известно, обрекает человека на покорность судьбе, ко-торая не всегда бывает счастливой. Это планета грустных вос-поминаний, меланхолии, неосуществленных надежд. Уран, напро-тив, планета действий. Поэтому характер рожденного под этим знаком противоречив; с одной стороны — мечтательность, с дру-гой — энергия, дерзание, активность, но Водолей всегда очень при-влекателен для окружающих своей человечностью, он добровольно принимает чужое горе и старается помочь попавшему в беду. У него бывают периоды лени и бездействия, зато в период господ-ства Урана удается за неделю выполнить работу целого месяца. Это великолепный ученый, архитектор, литератор, актер. У него будет все — богатство и бедность, блестящий успех и ката-строфы, интересные встречи и разочарования. Иногда может показаться, что он погиб, но судьба будет посылать ему спасение. Наверно, спасение Александра Ивановича часто заключается именно в спутнице жизни, которая, как мне стало известно, родилась под знаком Стрельца. Согласно гороскопу, это светская дама с независимым складом ума и без предрассудков. Она любит искусство, книги, блестящих людей. Все делает с блеском, оригинальна и экстравагантна. Водолей и Стрелец, оба живые и активные, испытывают взаимную симпатию, их браки очень гармоничны. Но в данном случае есть одна немаловажная проблема, обусловленная характером совместной творческой деятельности и вызванная необходимостью постоянного общения — на работе, дома, на отдыхе, всегда и везде. Невольно накапливается некая душевная усталость, которая при определенных условиях может приводить к разногласиям. Но ведь зрителям нет никакого дела ни до этих разногласий, ни до смут и бурь душевных, зрители ждут праздника, требуют радости и удовольствия. К счастью, если человек талантлив, то талант его, как правило, многогранен. Вот и любимые народом артисты Савины обладают не только высоким исполнительским мастерством, но и талантом общения, терпения, любви и уважения друг к другу. Именно это помогает им в любом случае не просто выполнить штатные обязанности, не просто «отработать» концертную программу, но сделать это искренно, с душевным трепетом, чтобы зрители не обманулись в своих ожиданиях. А восхищение, радость и любовь зрителей, так же искренно откликающихся на творческий порыв, поддерживают артистов, вселяют новые силы, новые надежды, помогают преодолеть временное непонимание и связанные с ним душевные невзгоды.
— Еще в училище я выступала в качестве солистки на отчетных концертах. В те годы на нашем телевидении была передача «Экран — студенту», это шестьдесят восьмой, шестьдесят девятый год, туда меня тоже приглашали, а потом появился Всесоюзный телевизионный конкурс «Алло, мы ищем таланты!» Туда я поехала как лауреат областного конкурса «Вятские зори». Наверно, вот эти успешные выступления как-то повлияли на мою дальнейшую судьбу. Мой бывший педагог Валентина Николаевна Смирницкая, солистка Кировской филармонии, заслуженная артистка РСФСР, позвонила мне по телефону и спросила, не хочу ли я попробовать себя в качестве профессиональной певицы. Я с радостью согласилась, ведь это всегда было моей мечтой. Некоторые любят шить, мастерить, рыбачить, а я всегда думала только о песнях. Разве можно было отказываться? Приехала я в филармонию, прослушали меня и взяли. С тех пор работаю здесь и, в общем, благодарна своей судьбе. Я отчасти согласна с мыслью о том, что Россия — это кладбище талантов. Человеку из глубинки пробиться трудно, особенно сейчас, когда многое решают деньги. Но у нас как-то удачно все сложилось. Саша окончил музыкальное училище по классу трубы, и его распределили в филармонию в качестве артиста оркестра. Тогда был хороший оркестр — медная группа, ритм-секция, музыканты прекрасные, имелись другие коллективы — «Юные сердца», «Энтузиасты», «Вятичи»… Конечно, менялись составы, кто-то уходил, кто-то приходил, но именно с тех времен мы с Сашей работаем на профессиональной сцене вместе.
Одна из новомодных теорий трактует жизнь человека как вы-полнение некоего заказа с в ы ш е. Согласно этой теории, суще-ствует Небесный Банк, который «отпускает» строго дозирован-ное количество энергии, необходимой человеку для выполнения ка-кой-нибудь работы, для осуществления того или иного жизненно-го проекта. Подключиться к Банку и получить энергию на опреде-ленное дело может лишь тот, кто способен сделать его хорошо. Тщетно мечтать о славе живописца или скрипача тому, кто не имеет природной предрасположенности к этим занятиям — Небесный Банк никогда не отпустит необходимой энергии, нико-гда не родится великое полотно, никогда не всплакнут от востор-га слушатели, пришедшие на концерт нового Паганини. Но даже и человеку, имеющему льготу в той или иной сфере деятельности, совсем непросто получить доступ к благословенному источнику. Процесс подключения к нему люди называют муками творчества, во время которых безрезультатно исчеркиваются горы писчей бу-маги, пачкаются квадратные километры холста, пальцы в бес-цельном отчаянии часами блуждают по клавишам и струнам. А сколько страданий иного рода приносят художнику попытки об-народовать творческую продукцию, великодушно явить её ничего не подозревающим читателям, слушателям и зрителям… Уверен, что муки творчества хорошо знакомы героям нашего повествова-ния, творческим людям просто не избежать этого, но фраза «Как-то удачно все сложилось» невольно наталкивает на мысль о том, что возникновение семейного дуэта, творчество которого в большой мере востребовано обществом, прежде всего было пред-определено с в ы ш е. Отрадно, что отпущенная энергия не по-трачена впустую, щедрый небесный аванс отрабатывается с полной отдачей. А что касается «кладбища талантов»… Я тоже согласен с этим, и тоже только отчасти. Творчество самого вы-дающегося мастера — лишь яркий блик на вершине грандиозного айсберга, коим является искусство. А основу надводной части этого рукотворного сооружения составляют не очень, может быть, известные люди, которые профессионально, с хорошим ка-чеством, свершают свое дело независимо от того, где это проис-ходит. Это может быть Росконцерт, областной цирк или ресто-ранное шоу провинциального городка, в любом случае профессио-нал остается профессионалом. Но всем известно, что основание айсберга, а это примерно две трети его массы и объема, всегда находится под водой, в глубине или, точнее, в «глубинке». В первой половине девятнадцатого века любой гусар, любой гвардейский офицер мог написать в альбом уездной барышни стихи, которые по меркам той взыскательной эпохи, конечно же, нельзя было при-числить к поэтическим шедеврам. Но это массовое стремление к поэзии, это всеобщее желание творить прекрасное стало плодо-родной почвой, взрастившей Пушкина и других замечательных по-этов того неповторимого времени. Так и теперь: в каждом рос-сийском селе, рабочем поселке, маленьком районном центре обя-зательно есть свои «гусары», свои «звезды», чей свет распро-страняется очень недалеко, разве что на родственников и одно-сельчан, но это не умаляет их природных способностей, их совер-шенно бескорыстной любви к музыке, поэзии, живописи, театру, их настойчивого стремления к совершенству. Именно они, талан-ты российской глубинки, являются наиболее тонкими и благодар-ными ценителями высокого искусства и составляют его неисчер-паемый резерв.
— Через некоторое время после начала филармонической дея-тельности меня направили учиться на дневное отделение Всерос-сийской творческой мастерской эстрадного искусства. Это можно сравнить с нынешней фабрикой звезд, но работа в мастерской была более продолжительной, почти два года, и в этой работе принимали участие не мальчики-девочки с улицы, а артисты, уже успевшие стать профессионалами. Но, как говорится, нет предела совершенству, поэтому учеба в мастерской была очень полезной. С нами работали очень хорошие специалисты, с их помощью мы готовили новые программы, занимались вокалом, сценическим движением. Руководил мастерской Александр Маслюков — нет, не из КВН, а другой, который вел в свое время телевизионный конкурс «Алло, мы ищем таланты!», именно на этом конкурсе я и познакомилась с ним еще до приезда в Москву. Замечательный, очень интересный человек, одно только общение с ним стало для меня хорошей жизненной школой. А общались мы не только с педагогами, но также и с известными композиторами. Они приносили в мастерскую свои новые произведения, над которыми мы работали. Запомнилась песня Марка Минкова «Ты на свете есть» и, конечно же, сотрудничество с Алексеем Мажуковым. Я принимала участие в его авторских концертах, мы ездили по стране, даже в Киров приезжали. Юрий Зацарный, который собирал и обрабатывал фольклор, послушал мой голос и написал цикл песен о женской судьбе. Я исполняла этот цикл в концертах, а потом в Государственном Доме звукозаписи мы записали эти песни для Всесоюзного радио. Позже на конкурсе народной песни исполнение этих песен было отмечено специальным призом.
По окончании студии я вернулась домой, имея очень сильную программу. Музыканты нашего оркестра быстро ее освоили, все складывалось хорошо, и когда был объявлен Всесоюзный конкурс эстрадной песни в Сочи, мы могли, я считаю, достойно предста-вить на этом конкурсе искусство Вятского края. Но руководство считало иначе, и в Сочи нас не отпустили. Для меня, да и для всех нас, молодых артистов филармонии, это было страшным стрессом. До сих пор уверена, что тогдашние наши руководители ошиблись, потому что через некоторое время мы поехали в Краснодар, на III Всероссийский конкурс народной песни, и стали лауреатами. Вот уж действительно, нет пророка в своем отечестве, очень часто местные таланты недооцениваются, хотя, по существу, они могут стоять в ряду лучших.
Но жизнь продолжалась, и через некоторое время режиссер Ки-ровского телевидения Римма Яковлевна Лаптева сняла фильм, в котором не только песни звучали, но была показана наша вятская природа, весна, купальница цветет, очень лирично, задушевно по-лучилось. Чуть позже я поступила в Академию имени Гнесиных и в первый же день услышала много восторженных слов о фильме Риммы Яковлевны от педагогов, которые видели его по Централь-ному телевидению.
Училась я на сольном народном отделении у Людмилы Василь-евны Шаминой, которая известна как автор книги «Школа сольно-го народного пения». Очень сильный педагог и хороший человек. На каждой сессии Людмила Васильевна спрашивала:
— Преподаешь ли ты в училище? Надо преподавать обязатель-но!
Она считала, что учитель и ученик взаимно друг друга обога-щают. В этом я полностью убедилась, когда стала преподавателем Кировского колледжа культуры, хотя сама училась еще на третьем курсе Академии. Работа моя в колледже продолжалась восемь лет, в плане профессионального роста она была полезной для меня и, надеюсь, для моих тогдашних учеников. Были среди них одарен-ные, перспективные ребята, работать с которыми одно удоволь-ствие, но для меня важнее было другое: добиться положительного результата в работе с теми, кто не обладает ярко выраженными природными способностями, с так называемыми «середняками»; это очень важно, потому что таланты встречаются не часто, и именно «середняки», составляющие основную массу студентов, впоследствии идут работать в сфере культуры.
Но работу в колледже пришлось оставить по причине хрониче-ской нехватки времени. Я ведь параллельно начала педагогиче-скую деятельность в Кировском филиале Пермского института культуры, где работаю по сей день, преподаю постановку голоса на отделении «Народный хор». Помимо этого — концерты, гастроли, работа над дисками, все это требует времени и сил, хочется успеть как можно больше, но нельзя объять необъятное, поэтому от чего-то нужно отказываться…
Много было хорошего, интересного; в юности, в молодости очень остро воспринимаются новые впечатления, связанные с по-ездками в другие города, знакомство с новыми местами, с музеями, достопримечательностями. Но главным в этих путешествиях была, конечно, работа. В Новосибирске мы выступали в оперном театре — огромный зал, полный аншлаг, очень взыскательные зрители, которых на дешевке не проведешь. Но мы и не собирались этого делать, работали в полную силу, и прием нам был оказан очень теплый. Нечто похожее повторилось в Челябинске, Тюмени и других городах. Запомнился молодежный фестиваль «Огни БАМа», там мы работали на огромном стадионе в одной программе с самыми известными артистами страны, у меня сохранился рекламный плакат, где мы изображены совместно с Розой Рымбаевой. В Тынде, да и вообще на БАМе, публика была, в основном, молодежная, такие задорные ребята и девчата нашего возраста, и мы, конечно, очень хорошо понимали и чувствовали друг друга, поэтому каждая встреча становилась настоящим праздником. А вот поездку в Ригу, где проходили Дни российской культуры, мы воспринимали как очень серъезное испытание. Всем известно, что в Прибалтике хоровая, певческая культура находится на чрезвычайно высоком уровне, к вокалисту там особые требования. К тому же, основная масса слушателей была не знакома с вятской песней. Первый номер — «Вятка-река» — был без сопровождения, a capella же, как известно — самый трудный вокальный жанр. Поэтому на сцену выходила я с особым волненьем. Но все получилось замечательно, чуткие слушатели сумели постичь глубину вятской песни и по достоинству оценили мое искреннее желание донести до них то, что самой мне близко и дорого. После тех Дней культуры мне очень долго писала одна женщина из Прибалтики, приглашала в гости и в каждом письме признавалась в любви к вятской песне.
Звездный Городок, зал имени Чайковского, концертные пло-щадки Польши… Все перечислить просто невозможно, но невоз-можно и забыть выступления на лучших сценах как в провинции, так и в столице, огромные залы, горячий прием самой разной пуб-лики. Но для меня это не просто воспоминания, которые греют сердце. Неравнодушное отношение зрителей — это, прежде всего, доказательство того, что мы востребованы, что наше искусство необходимо людям. И когда знаешь об этом, хочется работать еще активнее, сделать как можно больше, и всегда надеешься на луч-шее, и стремишься к этому лучшему…
Кто-то из древнегреческих философов высказал мысль о том, что первые тридцать лет своей жизни человек должен учиться, следующие тридцать лет — путешествовать, а в течение по-следних трех десятилетий передавать накопленные знания и опыт подрастающему поколению. Для неторопливой и созерцательной античной эпохи программа просто замечательная; свободный гражданин, чье материальное благополучие обеспечивалось дешевым трудом многочисленных рабов, вполне мог такую программу выполнить, тем более, что прекрасная экологическая обстановка и сознательно здоровый образ жизни позволяли благополучно добраться до 90-летнего юбилея.
Наша эпоха — увы и ах! — совсем другая, время спрессовано, события сменяют друг друга со скоростью реактивного самоле-та, жизнь в бешеном темпе вызывает хроническую усталость тела и души, на каждом шагу подстерегают стрессы и не из-вестные науке вирусы; здесь же неизбывные думы об элементар-ном пропитании плюс, вернее, минус экология — одним словом, нам трудно просто ж и т ь, просто сохранять свое существование, в заботах о насущном некогда смотреть на звезды и думать о вечном…
К счастью, выполнение жизненной стратегии античной эпохи вполне по плечу некоторым нашим современникам, к числу кото-рых относится, несомненно, и героиня этого скромного повест-вования. За много десятилетий до обозначенного срока, задолго даже до средины его ей удалось выполнить практически все пунк-ты древнегреческой программы, а именно: учеба (официальная, с экзаменами, зачетами, дипломами, и неофициальная, то есть по-стоянное самообразование), путешествия (не бездельные шата-ния, вызванные скукой жизни и охотой к перемене мест, а нескон-чаемые гастроли и рабочие поездки по городам и весям необъят-ной страны), плодотворная преподавательская деятельность. Отрадно, что работа успешно продолжается, что в запасе у Га-лины Савиной достаточно много времени, которое, надо пола-гать, не будет растрачено впустую, и закономерным итогом этой работы будет, надеемся, значительное перевыполнение про-граммы, выработанной древнегреческим мыслителем…

Вопрос к Александру Савину:
— Александр Иванович, вы окончили училище искусств по клас-су трубы, институт культуры по специальности «Менеджмент», а на сцене мы видим вас с гармошкой, баяном, гитарой, жалейкой и другими инструментами, причем вы владеете ими на хорошем профессиональном уровне. В чем секрет такой универсальности?
— К тому времени, когда мы с Галей встретились, я уже играл на трубе, пробовал на кларнете, на аккордеоне, на баяне, на гар-мошке, но все это было так, не профессионально, на самодеятель-ном уровне, хотя учили меня неплохие музыканты. Но не в семье — дома у нас никто не играл. Откуда это все идет — не знаю, ви-димо, природа заложила. В те времена мы с Галей пели под гитару дуэтом и даже стали лауреатами зонального конкурса Всероссий-ского смотра самодеятельности железнодорожников. Спели не-сколько песен, выступили достойно. Потом она уехала в Киров, я поступил в училище, а потом стали вместе работать в филармонии. Играл я в оркестре, в «Юных сердцах», в «Энтузиастах». Потом началась перестройка, прекратил существование Госконцерт, Союзконцерт, Росконцерт и так далее. Остались мы, по сути, не у дел. Коллективы стали распадаться, сформировали маленький ансамбль «Вятичи», ездили с ним на конкурс народной песни. Потом и этот ансамбль стал нерентабельным. В общем, сокращались, сокращались и, в конце концов, остались вдвоем. Вот тут пришлось по-хорошему осваивать гармошку, жалейку, свирель, владимирский рожок. Потом романсами увлеклись, пришлось и за гитару взяться уже на другом уровне. В октябре прошлого года съездили во Владимир, где проходил Третий Всероссийский конкурс исполнителей старинного русского и цыганского романса. Участники были не только наши, российские, но и из европейских стран, и даже из Америки. Выступили мы неплохо, после конкурса пригласили нас в Москву, на Великий Четверг, который ежегодно проводится в зале имени Чайковского…
Вот и вся универсальность — хочешь, не хочешь, нужда заста-вит. А куда деваться? Отступать я не привык, взялся за гуж — не говори, что не дюж. Вот и компьютер от нужды осваивать прихо-дится. Где эти «минусовки» брать? Каждая стоит полторы тысячи, если заказывать у профессионалов. Да ведь они и делают не так, как тебе надо, а как сами воспринимают. А мы все-таки с Галей уже столько лет вместе, понимаем друг друга неплохо. Компьютер не гармошка, не все еще пока получается, но, думаю, можно разо-браться и с этим.
— Да, жизнь у артистов нелегкая. Не возникает желания по-менять профессию?
— Приглашали несколько раз ребята из автосервиса. Как-то «ЗиЛ» свернул под 45 градусов «морду» моей машине. Обратился я в несколько контор, там не берутся, потом нашлись умельцы, но такую цену заломили — только держись. Деваться некуда, сварил из швеллеров коробку, машину загнал, распорками, домкратами вытянул, выправил, на диагностике проверили — чисто. Когда увидели результат такой сложной кузовной работы, стали к себе зазывать, но я отказался. Вообще, люблю мастерить. В детстве за-нимался моделированием, имею третье место в Советском Союзе, в нашей прежней стране, участник ВДНХ, диплом честь по чести. Неплохие результаты были в спорте, занимался лыжами, борьбой, играл в русский хоккей. Ездил на соревнования, в армии служил в спортвзводе. Когда училище окончил, настоятельно приглашали в общество «Динамо». Но музыка перетянула. И музыка, и Галя, да, впрочем, это как одно целое. Она человек целеустремленный, если чего-то задумает, то, конечно, добьется. В Герценке сидит днями, массу литературы перелопатит, ищет то, что ей нужно, записывает, запоминает. Потом ведь и дом надо содержать, у меня из-за административной работы времени совсем нет, все на ней. И постирать надо, и прибраться, и обед приготовить, и что-то свое выучить. Как её хватает на все это?
Кто-то из писателей сказал однажды, что замечательный ро-мантик Александр Грин — это тот же Гоголь, только с обрат-ным знаком. В душе каждого человека от рождения заложены зерна всех добродетелей и пороков. Именно из души своей взял Го-голь зерна пороков и на почве российской действительности вы-растил из них бессмертные образы, населившие «Ревизора», «Мертвые души» и другие произведения. А Грин в качестве исход-ного материала использовал зерна добродетелей; взращенные на почве удивительной фантазии автора, они превратились в Ассоль, Грэя, Тиррея Давенанта и прочих положительных героев. Не ве-даю, знаком ли Александр Иванович с этой литературоведческой теорией, но в разговоре со мной он обронил такую фразу: — У лю-бого человека есть способности к любому творчеству.
Трудно не поверить тому, кто с успехом развил немалое число своих творческих способностей. Воистину, нет ничего практичнее хорошей теории, но именно практика является критерием исти-ны. Правда, не сказал Александр Иванович, каких трудов ему это стоило. Но об этом и самим нам нетрудно догадаться. Хотя, ко-нечно, нет ничего необычного в традиционном трудолюбии вят-ского человека, того неутомимого мастерового, о котором ува-жительно говорили в народе: — Трудится, как пчелка.
Пчела еще в глубокой древности, во времена, повитые мгли-стым туманом язычества, слыла наделенным нездешнею силою насекомым. В старинных русских сказках звездная россыпь явля-ется «золотым роем пчел». Эти небесные пчелы ниспосылают на ширь-даль поднебесную медовые росы, собираемые из цветов их земными сестрами. С этим сказом совпадает древнегреческое предание о пчелах, приносящих мед малютке Зевсу. Как и сестры земные, жужжат пчелки небесные, всякий их видит, да не всякий слышит. Музыка сфер доступна лишь тому, кто живет в гармо-нии с собой, с окружающими и делом своим… Не она ли, музыка сфер, оживляет струны и клавиши в руках нашего земляка, кото-рый в жизни своей знал много тяжелой мужской работы, с дет-ства привык к топору, ножовке и паяльнику? Не та ли небесная мелодия, неслышимая многими и многими, помогает ему идти по дороге жизни, без страха и отчаянья заглядывая за новые и новые повороты, храня преданность любимому человеку и общему делу? Не знаю, поэтому могу только пожелать удачи, успеха и здоровья неутомимому труженику, замечательному вятскому артисту и хорошему человеку Александру Савину.
Загадка Галины Савиной.
Но ведь на концертах также используется электроника — те же мембраны, провода, усилительные каскады, диффузоры, но ни-чего там не гаснет и не теряется. Может быть, дело не в энер-гии, питающей звуковую аппаратуру, а в энергетике иного рода?
В этой связи вспоминается случай, происшедший в зрительном зале санатория «Сосновый Бор». В средине программы для отдыха исполнительницы был предусмотрен перерыв, в течение которого уважаемая публика наслаждалась виртуозными гитарными соло Александра Савина. Выходя после паузы на сцену, певица внезапно пошатнулась, с трудом удержалась на ногах, но быстро взяла се-бя в руки и с блеском отработала вторую половину концерта. По его окончании мы обсудили инцидент, пытаясь найти вразуми-тельное объяснение тому, что произошло. Резкое кратковремен-ное ухудшение самочувствия пришлось отмести сразу — это слу-чай практически невероятный для женщины в расцвете сил, веду-щей здоровый образ жизни. Столь же невероятной показалась и другая возможная причина, а именно внезапный прилив смущения и волнения, которые могли бы причинить большие неприятности «зеленому» дебютанту, но никак не исполнительнице с богатым опытом концертной деятельности.
Тут сама собой возникает тема биоэнергетики вообще и энер-гетической связи артиста со зрительным залом в частности. Не секрет, что каждый из нас является носителем духовной энергии — как положительной, так и отрицательной. Опасаясь последней, мы инстинктивно создаем некий защитный барьер, мы не пускаем посторонних в потаенные душевные уголки и лишь для самых близких оставляем маленькую калитку…
Но я не могу отделаться от ощущения, что, выходя на сцену, Галина Савина распахивает настежь окна и двери своей души, щедро делится сокровенным с незнакомыми, случайными людьми, совершенно не заботясь о возможных негативных последствиях. В народе говорят, что по себе людей не судят. То есть, если ты хо-рош, так не думай, что все такие же. Да, люди действительно разные, кто-то служит Богу, кто-то — его вечному оппоненту, причем, последние частенько и не подозревают об этом. Продать душу несложно, для этого не надо подписывать никаких бумаг, достаточно совершить сделку с собственной совестью, перешаг-нуть незримую грань, за которой кончается действие общечело-веческой нравственности. Но искренний порыв артиста, чей труд освящен божественным присутствием, способен проникнуть да-же в самую пропащую душу, всколыхнуть и встряхнуть ее, после чего возможен самопроизвольный выброс преобладающей в ней отрицательной энергии, и эта черная энергия, вернувшись к ис-точнику возмущения, может поразить его в той или иной степе-ни.
Кстати, когда после концерта в «Лесной нови» я беседовал с одним из зрителей, проходившая мимо женщина бросила с от-крытым вызовом:
— Мой отзыв отрицательный! — В потоке восторженных и просто добрых слов это заявление прозвучало неожиданно и при-вело меня в некоторое замешательство. Пока я приходил в себя, женщина сказала еще несколько слов, теперь уже в мой адрес, по-сле чего скрылась за углом. Теперь вот жалею, что «отзыв отри-цательный» не попал на пленку моего диктофона. Хотя, впрочем, в жизни приходилось встречать похожих людей, таких же непри-миримых борцов со всем белым светом, и я примерно представляю, что могло содержаться в её гневной речи. Более того, я примерно догадываюсь о причинах праведного гнева (дай Бог ошибиться в отношении конкретно этой женщины, дама вполне симпатичная). Высокое искусство, безусловно, несет активный воспитательный заряд, но я твердо убежден, что человек не может измениться кардинально в течение одной концертной программы. Слышал я разговоры о том, что, дескать, такое-то событие буквально переродило меня, полностью изменило мою жизнь и т.д. Честно признаться, не верю в подобные метаморфозы. Как правило, «такое-то» событие становится лишь неким рубежом, скачком, венчающим длительный процесс, в течение которого происходят незаметные события, подспудно подготавливающие этот самый скачок. Это как в стоящем на плите чайнике: вода постепенно нагревается, но не перестает быть жидкостью до тех пор, пока температура не достигнет 100 градусов. Поэтому, повторяю, нельзя изменить человека за час-полтора, это просто невозможно. Но артист может хотя бы на несколько «градусов» подогреть душу зрителя, хотя бы немного сдвинуть её с привыч-ного места, чуть-чуть разредить окружающую темноту. И если до этого душа слушателя погружена была в скверну и привыкла к мраку, то после такой невольной подвижки человеку становится не совсем уютно, он ощущает себя не в своей тарелке, восторги зрителей раздражают, ведь человек неспособен искренно разде-лить их с окружающими, и тогда глаза наполняются гневным блеском, а где-то внутри возникают неосознанные, но инстинк-тивно чувствуемые вопросы: зачем ты поманила меня? зачем по-звала в даль светлую? разве могу я пойти за тобой? разве дойду? Человек может ввести в заблуждение окружающих, но не дано ему обмануть самого себя. Поэтому известен ответ: не дойду! А раз так — получи за напрасное беспокойство! Таких гадостей наговорю, такой грязью забрызгаю…
Не знаю, как Галина Савина относится к подобным явленьям в повседневной жизни, но мне кажется, что на сцене она полно-стью игнорирует содержащийся в народном присловье достаточ-но справедливый призыв к осторожности в общении с окружаю-щими.
«Веленью сердца, Муза, будь послушна. Награды не ища, не требуя венца, хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспоривай глупца»…
Наверно, таким и должен быть подлинный творец, настоящий человек искусства, артист не только по званию, но и по призва-нию.
Рассказывает Галина Савина.
У народной песни очень глубокие корни, она заложена в нас ге-нетически, поэтому и в двадцать первом веке людям без нее не обойтись. Другое дело, что в этом новом времени пришедшая из старины песня лапотной России будет вынуждена измениться. Не вижу в этом ничего страшного. Композиторы-классики обрабаты-вали темы народных песен и на их основе создавали прекрасные произведения. Позже, в семидесятые годы прошлого века, славился обработками народных песен белорусский ансамбль «Песняры», а из наших был очень известен ансамбль «Ариель», многие, наверно, помнят их знаменитую песню «Я на камушке сижу». А какой популярностью у сегодняшней молодежи пользуется группа «Купала», со всех сторон только и слышно: — «Здорово, кострома!» Одним словом, упаковка может быть какая угодно — классическая, эстрадная, джазовая,— главное, чтоб внутри было настоящее, наше.
О чем я мечтаю? Мечты мои скромные. Хотелось бы организо-вать в нашем городе клуб любителей романса. Ведь есть у нас це-нители этой прекрасной музыки, это я чувствую по нашим концер-там. Но сама я, наверно, не обладаю достаточными организатор-скими способностями, не знаю даже, с чего начать, а дело непро-стое, много в нем трудностей, в том числе и материальных.
А еще мечтаю, чтоб дочка нашла хорошее дело по душе, крепко встала на ноги, уверенно пошла по жизни, и чтобы сбылось все, к чему она стремится. А музыка пусть будет ей верным помощником. Думаю, что молодые должны быть лучше нас и идти дальше нас. Мама моя предостерегала меня по поводу грядущего злосчастья. Конечно, всякое в жизни случается, иногда не совсем гладко бывает, но мне кажется, что в главном она все-таки ошиблась. А уж я дочке своей, да и всем молодым, желаю только самого хорошего, самого светлого. Пусть так и будет.
Заключение.
Растущий на лужайке или клумбе цветок можно сорвать, поре-зать на частички, рассмотреть под микроскопом, разложить по пробиркам, обработать разными растворами, в результате чего удастся получить важную информацию о цветке в частности и растениях вообще. Все это важно и полезно, но плохо одно: цвет-ка уже не будет, он никогда более не порадует нас своей красо-той, чистотой и благоуханьем, не станет спутником чье-то ра-дости или печали. Увы, исчезнет его загадка, по непостижимости своей подобная вечной тайне любви.
Лучшие умы человечества на протяжении веков и тысячеле-тий пытались разгадать эту тайну. Вспомним, например, изрече-ние Сократа: — «Любовь есть стремление к продолжению рода посредством красоты». А что такое красота? Попытайтесь от-ветить, и перед вами встанут новые вопросы. Тщетность много-численных усилий доказывает лишь то, что живущий человек не может постичь замысел Всевышнего. Да и зачем? Окончательное выведение формулы любви неизбежно приведет к тому, что Homo Sapiens превратится в биоробота, в некий компьютерный прида-ток, начиненный искусственными симуляторами натуральных че-ловеческих чувств.
Именно живая неразгаданная любовь лежит в основе подлинно-го искусства, только она помогает преодолеть трудности на пу-ти к вершинам творчества и стойко переносить несовершенство реальной жизни. Пресловутый конец света — это не ядерный удар и не глобальная экологическая катастрофа, ведь подобные ката-клизмы уже были в истории нашей планеты. Конец света — это окончательная разгадка тайны любви и творчества, и, наверно, не стоит сознательно приближать это событие, не стоит раскла-дывать искусство по полочкам, скрупулезно анализировать и опи-сывать его высокоумными словами. Пусть останется нераскры-той загадка Галины Савиной, пусть никогда не узнаем мы, как удается ей пробуждать наши, казалось бы, давно угасшие воспо-минания, навевать золотые сны о минувшем, дарить счастье в настоящем и светлые надежды на самое лучшее, что может произойти в будущем. Нам остается только одно — быть благо-дарными за это необъяснимое чудо, радоваться, что оно происхо-дит, любить, уважать и беречь нашу прекрасную вятскую певицу, а вместе с нею всех тех, кто причастен к Божественной тайне творчества, кто дарит нам любовь, радость и красоту.



Опубликовано: 2014-08-26 20:05:54
Количество просмотров: 1175
Комментировать публикации могут только зарегистрированные пользователи. Регистрация / Вход

Комментарии